паплывок игра

2017-09-24 05:03




В ресторане официант подходит к столику: - Извините, но у нас со своим нельзя. - Да это не мой, мой в командировке!


Возраст женщины, когда она начинает всех критиковать, называется критическим






Летела белка летяга, летела себе и летела, летела пока не упала, а ведь долететь ТАК ХОТЕЛА!!!.


Самый занятный памятник Владимиру Ильичу Ленину, из тех что довелось видеть, находился в Узбекистане, в городе Бухара. Нет, Ленин был вовсе не в тюбетейке и халате, как вы пошляки представили. Почему пишу «находился», а не стоял, или стоит, и уж тем более не установлен. Во-первых, не знаю что с ним сейчас. А во-вторых, Ильич сидел. Старенький Ленин сидел на огрызке садовой скамейки, наклонив голову, и застенчиво-глуповато улыбался. Самый человечный человек больше походил на пациента интерната для умственно отсталых, присевшего отдохнуть на прогулке. Композиция в бронзе. Взгляд великого революционера был устремлен не в светлое будущее, а куда-то за угол здания турбюро. Создавалось впечатление, что Ильич к чему-то прислушивается. Общий вид монумента производил впечатление карикатуры, какой и в антисоветских изданиях было не найти. Я даже пару раз обошел изваяние, надеясь понять, кто сотворил эту идеологическую диверсию, времена к слову были брежневские. Сомнения развеял всезнающий Васильевич - завкафедрой, крепко зацепивший времена сталинские. Изначально монумент изображал Сталина, в ту пору вождя и учителя, сидевшего на скамейке и что-то растолковывающего своему визави, Ленину. Ленин почтительно внимал. После развенчания культа личности, когда Сталин вождем и учителем быть перестал, памятники ему в стране уничтожили. Вопрос с политически неправильным дуэтом решили просто. Рачительно, экономно, быстро. Сталина с куском садовой скамейки ампутировали газосваркой. Решение достойное Соломона, да что там, даже Александра Македонского, разрубившего Гордиев узел. Остаток монумента, то есть Ленина лишенного собеседника, убрали подальше от центра города. То, что композиция, лишившись смысла, приобрела вид потешный, власти понимали. Но поделать ничего не могли. Приказов об уничтожении памятников Ленину, ставшему вождем и учителем, не поступало. Более того, было наказуемо уголовно. Вряд ли кто-то из партийного руководства тех времен знал о практике времен упадка римской империи, когда статуи римских императоров для экономии делались со сменными головами, но аналогия чувствовалась.